Приходится “потеть” мозгами, придумывая живого человека 25.05.2020 – Опубликовано в: Новости

Михаил Лучицкий – о том, как писатели создают персонажей.

Как и обещали – продолжаем рассказывать о том, как авторы издательства “Регистр” создают персонажей своих книг. На этот раз делимся кое-какими мыслями Михаила Лучицкого на этот счет!

Персонажи рождаются по-разному. Один имеет реального прототипа, другой нет. Когда персонаж – слепок со знакомого человека, отсекаешь лишнее, оставляя некую суть или грань характера, которые важны для повествования. В одной из книг моего друга Майкла Голденкова я пробегаю по нескольким страницам под именем и фамилией – Миша Луч. Произносит Луч несколько фраз, которых я никогда в жизни не говорил. Реплики комически нелепые (я даже на Майкла обиделся), но общие знакомые меня в персонаже узнали. Значит, что-то было подмечено, схвачено и умело перенесено в текст.

Если автор создаёт персонажа силой собственного воображения происходит обратный процесс: на бесплотный призрак надо «наживить мясо», придать ему внешность, биографию, привычки, дурные и положительные качества. Когда-то Салтыков-Щедрин обрисовывал героя фамилией так, что нам, читателям, этого достаточно, чтобы понять кто перед нами – Угрюм-Бурчеев! – и мы знаем о персонаже всё. Прототип тупого Угрюм-Бурчеева – царский любимчик граф Аракчеев – личность посложнее своего литературного портрета, но реальный Алексей Аракчеев, генерал, военный министр, начальник императорской канцелярии, сейчас никому не интересен, а Угрюм-Бурчеев жив до сих пор. К сожалению.

Некоторые авторы любили и любят характеризовать героя через внешность: длинный нос – любопытная Варвара, лопоухий – глупец и, скорее всего, хулиган, длинные пальцы – тонкая сложная натура. Это примитивная картина мира, но Вальтер Скотт не мог описать благородного Айвенго похожим на жадного, жестокого и подлого Фрон де Бефа.

Если хочешь, чтобы герой не был лубочным выразителем философских или мировоззренческих идей – приходится «потеть» мозгами, придумывая живого человека. Осанку, походку, голос. Автор может ни слова не сказать читателю о тембре голоса персонажа (если это не важно), но сам автор всегда знает храп, вскрик, возглас удивления, ироничный «хмык», хруст пальцами – всё о персонаже. И, конечно, когда знаешь «человека» (пусть и созданного твоим воображением) лучше, чем себя самого себя, тянешься к нему, спрашиваешь, советуешься, споришь. Голос персонажа слышишь без кавычек, не в каком-то переносном смысле, а словно он говорит с тобой, сидя рядом. Чем это оборачивается для автора –  отдельный разговор, но без способности «слышать» героя вряд ли хоть один автор создал свои лучшие произведения.

Михаил Лучицкий

Познакомиться с персонажами Михаила Лучицкого можно очень легко – просто прочесть его книги – “Оккультоскоп штандартенфюрера” и “Десять тысяч полетов стрелы”.

 

 

« 6 июня – День рождения Александра Пушкина
Оксана Хващевская дописала дилогию “Там, за зорями”! »